Шушпанчик акции бонусы скидки

f6E QJuFjbM

О книге

Аннотация

Тася по прозвищу Шушпанчик имела два больших желания: покупать разный товар по акциям и выйти замуж за мужчину, которого она в шутку называла «попаданцем», то есть тем, кто «попадёт на деньги», заключив с ней брак.

Кто же знал, что у голосового ассистента инфополя обитаемой Вселенной чувство юмора отсутствует…

Читать онлайн любовный роман Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки! или скачать полную версию книги в формате fb2

На данной странице свободной женской библиотеки ladylib.top вы можете прочитать подробное описание любовного романа «Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки!», ознакомиться с другой информацией о книге, выбрать один из вариантов для чтения онлайн или скачивания полной версии книги в формате fb2. Книга написана автором Светлана Геннадьевна Ермакова, относится к жанрам Юмористическая фантастика, Любовное фэнтези, любовно-фантастические романы, Самиздат, сетевая литература, добавлена в библиотеку 25.09.2021 и доступна полностью.

Любовный роман «Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки!», занимающий 123 печатных страниц, подарит вам незабываемый уютный вечер чтения (и может быть даже не один). Выбирайте себе подходящую онлайн читалку по ссылкам под постером. Все варианты позволяют читать в привычной светлой теме, а также в популярной ночной. Ночная тема отлично подойдет для чтения любовного романа в тёмное время суток перед сном, так вы обеспечите себе максимальное погружение в события книги «Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки!». Если же вы предпочитаете использовать сторонние программы для чтения, то просто скачайте полную версию любовного романа в формате fb2, этот электронный книжный формат полностью совместим с любыми актуальными мобильными читалками. Библиотека ladylib.top желает вам интересного чтения!

Бот для удобного поиска книг (если не нашлось на сайте)

Свежие любовные романы в удобных форматах

Канал с обзорами, анонсами новинок и книжными подборками

Вдохновляющие цитаты, книжные отзывы и рекомендации

Цитаты, афоризмы, стихи, книжные подборки, обсуждения и многое другое

Источник

Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки!

ГЛАВА 1

Здравствуйте. Я — Тася. А вы? Хоть вы сейчас и промолчали, будем считать, что мы познакомились. Потому что совсем незнакомому существу не рассказывают такое. А вот такое! Удивительное, но абсолютно правдивое.

Началось всё с монетки. Она лежала прямо на тротуаре, и вовсе не отсвечивала на ярком солнце, хотя могла бы. Просто день был пасмурный, да и по монетке, очевидно, неоднократно прошлись грязными ногами. Но Кореш её заметил. Он сразу так и сказал мне:

— Эт, слышь, Шушпанчик, тут деньги лежат.

Конечно, у Кореша на самом деле есть не особенно примечательное имя — Алексей, да и я, как говорила в самом начале, Тася, а никакой не шушпанчик, но так уж исторически сложилось, что эти прозвища отражают наши с ним отношения. Он мне не друг, не любовник и не приятель, если учитывать связь этого слова со словом «приятен». Просто иногда он вдруг возникает возле меня, перезнакомится с моим окружением, расскажет всем кучу дурацких анекдотов, если будет возможность — споёт под гитару не менее дурацкие песни собственного сочинения, и снова пропадёт надолго. С чьей-то лёгкой руки его сначала стали называть «Таськин кореш», мне понравилось, и он стал просто Корешем. Меня же он называет прозвищем, образованным от моей девичьей фамилии Шушпанова, подчёркивая, таким образом, невыразимую древность нашего знакомства. Потому что ту фамилию я давно сменила. Два раза. После первого развода зачем-то вернула себе девичью фамилию, опять переделала все документы, и в аккурат к получению последней бюрократической цидульки получила предложение нового замужества… Поэтому после второго развода я дальновидно девичью фамилию возвращать не стала. И так заморачиваться с документами придётся, как опять замуж выйду. В то время, о котором я рассказываю, я как раз находилась в поисках нового мужчины, который бы поделился со мной своей фамилией и бюджетом.

На слова «тут деньги лежат» я среагировала, остановившись как вкопанная и проследив за взглядом Кореша. Не знаю, на что я тогда надеялась, но была сильно разочарована — этой монетки не хватило бы даже на проезд в автобусе. А Кореш уже нагибался, чтобы поднять её, бормоча:

— Не пропадать же добру. Десять рублей на дороге не валяются!

Я даже не успела возразить, что они, в данном случае, как раз, на дороге и валяются. Потому что Кореш громко охнул и застыл, нагнувшись, не доставая до монетки вытянутой рукой каких-нибудь десять сантиметров.

— Шушпанчик, беда! — сдавленно просипел Кореш, — Мне в спину вступило.

Я огляделась. Мимо шли люди, и некоторые с любопытством смотрели на Кореша, который стоял, нагнувшись, и вытянутой рукой показывал всем на лежащую монету. Одна сердобольная старушка хотела помочь, поднять денежку, но Кореш шикнул на неё, чтобы охочие до чужого добра хитромордые старушенции шли себе, куда шли.

— Ты выпрямиться можешь? — спросила я Кореша.

Он дёрнулся, скривился и отрицательно покачал головой.

— Могу вроде бы. Подними мою монетку только.

Шёпотом неприлично ругнувшись, я присела и подняла монету, которую тут же бросила в карман своего плащика. И мы пошли с Корешем дальше, причём я старательно делала вид, что иду сама по себе, а вовсе не с этим вот чудилой, который семенит рядом на полусогнутых, словно готовится протаранить головой какого-нибудь зазевавшегося встречного.

А потом я увидела в витрине обувного магазина ярко-жёлтый круг из натянутой плёнки, в середине которого алели буквы и цифры:

Во мне забурлил знакомый азарт.

— Всё, Кореш, мне — туда! — объявила я.

В первую секунду я даже не поняла, о чём речь — мысленно уже бродила среди полок с выставленным товаром. Но потом вспомнила причину Корешевой скрюченности, достала из кармана монету и отдала ему.

— Шушпанчик, стой! — крикнул Кореш, когда я уже взяла низкий старт, — Ты что мне подсунула, а? Это не деньги, а жетон какой-то. Ты мне десять рублей отдай, да и иди тогда.

Я уже говорила, что Кореш мне — не приятель?

— Я тебе отдала то, что подняла с дороги! У меня в кармане больше и нет ничего!

С этими словами я полезла в карман и зачерпнула оттуда своё «ничего», а потом достала, чтобы показать Корешу. На ладони у меня лежали: салфетка в упаковке сетевого бистро, бумажка от мозольного пластыря, сушёная красная икринка (это-то откуда?!), билет на автобус, кассовый чек (замусоленный и нечитаемый), две монетки по пять рублей и какие-то ниточки. Я лишь понадеялась, что эти ниточки — не от шва, на котором держался карман, и мне не грозит осыпание деталей одежды и её содержимого прямо на ходу, как, наверное, случилось с бывшим обладателем найденной нами монетки.

Кореш начал канючить, что его монетку я, наверное, сунула в другой карман или в сумку, и раз так тороплюсь, то могу отдать ему эти две монеты по пять рублей, а свой жетон забрать назад.

Я отдала ему собственные денежки и собрала всю волю в кулак, чтобы удержаться не задать ему на прощанье пенделя в ту часть тела, которая была мне видна из-под бордовой курточки в результате его согнутости. Да пожалела болезного. Добрая я.

В магазине тоже порадоваться было нечему — товар перед пятидесятипроцентной скидкой был явно предварительно подвергнут пятидесятипроцентной наценке. Обычное дело, увы. Я с укоризной посмотрела в глаза продавщице, надеясь на появление в них отражения хотя бы половины процента стыда, не дождалась и вышла из магазина. Уж в ценах-то на одежду и обувь я разбираюсь.

Дома я приготовила чай, разогрела в микроволновке большой круассан с шоколадной начинкой и заела огорчение.

Теперь внимание, сейчас буду говорить ясно, понятно и доходчиво, как стать счастливым и не быть несчастным. Об этом уже многие догадались, но говорят либо слишком длинно, а потому непонятно, либо слишком коротко, а потому неубедительно. Либо помалкивают, из вредности или из опасения чёрной зависти.

Несчастный человек всегда несчастен оттого, что у него чего-то нет. И особенно он несчастен, когда это что-то у него было, а потом не стало. Но правда в том, что у каждого человека всегда чего-нибудь нет. И если он фиксирует своё самоощущение на этом факте — всё, одним несчастным человеком на земле больше. И наоборот, если осознать, что у тебя есть то, отсутствие чего делает несчастным твоего ближнего — ты вполне можешь быть счастлив. Если захочешь, конечно. Потому что многим людям на самом деле нравится быть несчастными, так они причисляют себя к большой общности других несчастных и это их странным образом подбадривает. Ведь счастливый человек, не скрывающий своего счастья, зачастую в понимании такого несчастного большинства — сволочь, отщепенец и зазнайка. Примеры приведёте сами, если я начну, получится слишком длинно и тогда — смотри предыдущий абзац.

Так вот, я — счастливый человек. У меня есть: относительная молодость, относительная красота, относительное здоровье и относительно есть квартира. Молодость относительная — потому что двадцать восемь лет, красота относительная — потому что у меня нет официального звания «Мисс чего-бы-то-ни-было», здоровье относительное — потому что… хм… не скажу, квартира есть относительно — потому, что она значится в долевой собственности с моим вторым мужем, и он периодически меня достаёт, чтобы я дала ему денег на оплату коммунальных услуг за то жильё, которое он снимает, чтобы не жить в однушке со мной и не отравлять мне жизнь. Хотя какое тут «не отравлять», если он уже наградил меня фамилией Зуева, и покажите мне человека, который бы, набирая букву «з» на клавиатуре, ни разу не ошибся и не кликнул по соседней букве… Поскорей бы с ней расстаться, с этой фамилией.

Быть счастливым тем, что есть — вовсе не значит не стремиться к тому, чтобы получить то, чего пока у тебя нет. Вот и я стремлюсь. Я стремлюсь найти такого мужчину, который возьмёт меня замуж и не испугается тому, что он — попаданец. То есть попадёт на деньги. У меня, как вы, может быть, уже догадались, есть хобби. Я люблю покупать разный товар по акциям, со скидкой и бонусами. Что? Вы думали, я — простая шопоголичка? Ну и зря. Я совсем не радуюсь, покупая товар по обычным ценам. Поэтому у меня дома в большой шкатулке лежат сокровища — дисконтные карты, накопительные талоны и прочее. Вот сейчас этим «прочим» являются вырезки из картонных упаковок чая, за каждые десять штук которых потом фирмой-изготовителем будут разыгрываться призы по принципу лотереи. Нет, заявленный главный приз — поездку на Бали — я выиграть не надеюсь, но меня вполне устроят и другие плюшки, которые будут разыграны. Так что я теперь пью чай исключительно этой марки.

В народной барахолке через Интернет я продаю то, чему уже нарадовалась вдоволь. Так что у меня там полно страниц с продажей разного товара, и покупатели часто звонят на один из моих телефонов, который, кстати, я получила тоже по такой вот акции с розыгрышами призов.

Ну да, у меня дома есть куча ненужных вещей, которые засоряют жизненное пространство, как однажды выразился уже упомянутый Зуев. Но — скажете, что у коллекционеров фигурок слоников или сувенирных чайников это не так? Ладно, я с вами потом ещё поспорю, а теперь продолжу свой рассказ.

Попивая чай, я вспомнила, что нужно вытряхнуть содержимое кармана плаща и проверить, не отрывается ли он. Поэтому, когда стол на кухне освободился от следов моего чаепития, я принесла туда плащ и осмотрела его. Все швы плаща были в порядке, мусор из карманов выброшен, монетка выложена на стол и протёрта салфеткой. Почему Кореш обозвал её жетоном? Вот же большая цифра «десять», всё как и должно быть… Я перевернула монету. Действительно, на аверсе вместо герба какие-то значки и точки-крючочки. Я пригляделась к ним и не знаю как, но поняла, что там написано — «десять космокредитов». Чего? Это что, какая-нибудь «Стальная крыса» из будущего, посещая нашу планету «то ли Земля, то ли Грязь» карман вовремя не зашила?

Я потёрла эту монетку пальцами и вздохнула:

— И где же я смогу ею расплатиться и за что?

Приятный женский голос раздался где-то в районе кухонной вытяжки:

— В любом месте обитаемой Вселенной. За любой товар в пределах указанной стоимости.

Вот и всё. Отцвела в саду черешня. Здравствуй, шизочка.

— Кто здесь? — испуганно огляделась я, но, конечно, никого не увидела.

— Таисия Зуева, урожденная Шушпанова.

— Тогда вы — кто? — спросила я, начиная злиться от непонятливости собственной шизы.

— Я — голосовой ассистент инфополя с ограниченным, в данном случае, доступом.

— Доступом к чему? — спросила я, разглядывая вытяжку над плитой.

— К информационному полю обитаемой Вселенной.

— И что именно мне доступно в этом поле?

Надо посмотреть, нет ли новой акции на кухонные вытяжки. Пора менять, а то эта какая-то странная. Разговаривает тут женским голосом.

— Вам доступна некоторая информация, связанная с имеющейся у вас монетой номиналом в десять космокредитов, а также перечень товаров, который можно на неё купить.

Неужели этот гад Зуев был прав, когда говорил, что я скоро рехнусь со своим покупательским хобби?

— И какой же перечень этих товаров?

— Оглашение всего перечня займёт… — голос на секунду замялся, — приблизительно триста девяносто земных лет.

— А нет ли сейчас, — я отчётливо понимала, что погружаюсь в бездну безумия, но это было сильнее меня, — акций на какие-то товары, бонусов при продаже или существенных скидок?

— Есть. Оглашение всего перечня займёт… приблизительно сто одиннадцать земных лет.

— И что же делать, как мне отоварить эти космокредиты? — спросила я, с тоской думая, что монетку придётся оставить в шкатулке нереализованной.

— Вы можете сообщить, что вам нужно, а я скажу, возможно ли это приобрести.

— Что мне нужно? Замуж я хочу. И новую кухонную вытяжку. Бонусом, ага.

— Какой именно муж вам нужен? — не смутившись, спросил голос.

Если бы я всё ещё пила чай, я бы поперхнулась. А так просто замерла. «А что — есть?» — вспомнилось из какой-то древней юморески про секретный склад.

— Нормальный мужчина приятной наружности, подходящего мне возраста и с благозвучной фамилией. Но главное, чтобы он был попаданцем, — хихикнув, добавила я. Скоро ведь так и буду ходить, сама с собой разговаривать и хихикать, так почему бы сейчас не начать?

— К сожалению, должна сообщить, что бонусы в виде кухонной вытяжки к таким мужчинам в перечне товаров отсутствуют.

— Но мужья-то хоть продаются по акциям? — продолжала веселиться я.

— Да, можно приобрести одного мужа за десять космокредитов, и тогда второго вы получите бесплатно!

— Что?! — всё-таки поперхнулась я воздухом и закашляла, — Не-не, второго мне не нать! Я не собираюсь семейку-многочлен образовывать!

Ассистент помолчала, а потом радостно сообщила:

— Фирма «Мужья и жёны — почти что даром» согласилась продать вам одного мужа по цене шесть с половиной космокредитов и поменять остальные три с половиной на ваши деньги.

— Я без скидки товар не покупаю! — упёрлась я.

— Скидка в половину космокредита уже предусмотрена в этом предложении. Бонусом к покупке идут оформленные документы, а также ускоренное обучение мужа вашему языку, законам и обычаям.

Вот ей-богу, если б у этого ассистента был не только голос, но и лицо, она бы сейчас оскорблённо поджала губы.

— И сколько эти три с половиной космокредита составляют в наших деньгах? — поинтересовалась я как бы небрежно.

Тут ассистент назвала мне сумму, за которую я смогу купить… ААААА! Я же смогу не только шикарный дом купить, но и вытяжку, и ещё много чего! Поэтому я быстренько, пока меня от шизы не вылечили, сказала:

Источник

99644

Тася по прозвищу Шушпанчик имела два больших желания: покупать разный товар по акциям и выйти замуж за мужчину, которого она в шутку называла «попаданцем», то есть тем, кто «попадёт на деньги», заключив с ней брак.

Кто же знал, что у голосового ассистента инфополя обитаемой Вселенной чувство юмора отсутствует…

Шушпанчик. Акции! Бонусы! Скидки! (СИ) читать онлайн бесплатно

Весь секрет — в работе

Здравствуйте. Я — Тася. А вы? Хоть вы сейчас и промолчали, будем считать, что мы познакомились. Потому что совсем незнакомому существу не рассказывают такое. А вот такое! Удивительное, но абсолютно правдивое.

Началось всё с монетки. Она лежала прямо на тротуаре, и вовсе не отсвечивала на ярком солнце, хотя могла бы. Просто день был пасмурный, да и по монетке, очевидно, неоднократно прошлись грязными ногами. Но Кореш её заметил. Он сразу так и сказал мне:

— Эт, слышь, Шушпанчик, тут деньги лежат.

Конечно, у Кореша на самом деле есть не особенно примечательное имя — Алексей, да и я, как говорила в самом начале, Тася, а никакой не шушпанчик, но так уж исторически сложилось, что эти прозвища отражают наши с ним отношения. Он мне не друг, не любовник и не приятель, если учитывать связь этого слова со словом «приятен». Просто иногда он вдруг возникает возле меня, перезнакомится с моим окружением, расскажет всем кучу дурацких анекдотов, если будет возможность — споёт под гитару не менее дурацкие песни собственного сочинения, и снова пропадёт надолго. С чьей-то лёгкой руки его сначала стали называть «Таськин кореш», мне понравилось, и он стал просто Корешем. Меня же он называет прозвищем, образованным от моей девичьей фамилии Шушпанова, подчёркивая, таким образом, невыразимую древность нашего знакомства. Потому что ту фамилию я давно сменила. Два раза. После первого развода зачем-то вернула себе девичью фамилию, опять переделала все документы, и в аккурат к получению последней бюрократической цидульки получила предложение нового замужества… Поэтому после второго развода я дальновидно девичью фамилию возвращать не стала. И так заморачиваться с документами придётся, как опять замуж выйду. В то время, о котором я рассказываю, я как раз находилась в поисках нового мужчины, который бы поделился со мной своей фамилией и бюджетом.

На слова «тут деньги лежат» я среагировала, остановившись как вкопанная и проследив за взглядом Кореша. Не знаю, на что я тогда надеялась, но была сильно разочарована — этой монетки не хватило бы даже на проезд в автобусе. А Кореш уже нагибался, чтобы поднять её, бормоча:

— Не пропадать же добру. Десять рублей на дороге не валяются!

Я даже не успела возразить, что они, в данном случае, как раз, на дороге и валяются. Потому что Кореш громко охнул и застыл, нагнувшись, не доставая до монетки вытянутой рукой каких-нибудь десять сантиметров.

— Шушпанчик, беда! — сдавленно просипел Кореш, — Мне в спину вступило.

Я огляделась. Мимо шли люди, и некоторые с любопытством смотрели на Кореша, который стоял, нагнувшись, и вытянутой рукой показывал всем на лежащую монету. Одна сердобольная старушка хотела помочь, поднять денежку, но Кореш шикнул на неё, чтобы охочие до чужого добра хитромордые старушенции шли себе, куда шли.

— Ты выпрямиться можешь? — спросила я Кореша.

Он дёрнулся, скривился и отрицательно покачал головой.

— Могу вроде бы. Подними мою монетку только.

Шёпотом неприлично ругнувшись, я присела и подняла монету, которую тут же бросила в карман своего плащика. И мы пошли с Корешем дальше, причём я старательно делала вид, что иду сама по себе, а вовсе не с этим вот чудилой, который семенит рядом на полусогнутых, словно готовится протаранить головой какого-нибудь зазевавшегося встречного.

А потом я увидела в витрине обувного магазина ярко-жёлтый круг из натянутой плёнки, в середине которого алели буквы и цифры:

Во мне забурлил знакомый азарт.

— Всё, Кореш, мне — туда! — объявила я.

В первую секунду я даже не поняла, о чём речь — мысленно уже бродила среди полок с выставленным товаром. Но потом вспомнила причину Корешевой скрюченности, достала из кармана монету и отдала ему.

— Шушпанчик, стой! — крикнул Кореш, когда я уже взяла низкий старт, — Ты что мне подсунула, а? Это не деньги, а жетон какой-то. Ты мне десять рублей отдай, да и иди тогда.

Я уже говорила, что Кореш мне — не приятель?

— Я тебе отдала то, что подняла с дороги! У меня в кармане больше и нет ничего!

С этими словами я полезла в карман и зачерпнула оттуда своё «ничего», а потом достала, чтобы показать Корешу. На ладони у меня лежали: салфетка в упаковке сетевого бистро, бумажка от мозольного пластыря, сушёная красная икринка (это-то откуда?!), билет на автобус, кассовый чек (замусоленный и нечитаемый), две монетки по пять рублей и какие-то ниточки. Я лишь понадеялась, что эти ниточки — не от шва, на котором держался карман, и мне не грозит осыпание деталей одежды и её содержимого прямо на ходу, как, наверное, случилось с бывшим обладателем найденной нами монетки.

Кореш начал канючить, что его монетку я, наверное, сунула в другой карман или в сумку, и раз так тороплюсь, то могу отдать ему эти две монеты по пять рублей, а свой жетон забрать назад.

Я отдала ему собственные денежки и собрала всю волю в кулак, чтобы удержаться не задать ему на прощанье пенделя в ту часть тела, которая была мне видна из-под бордовой курточки в результате его согнутости. Да пожалела болезного. Добрая я.

В магазине тоже порадоваться было нечему — товар перед пятидесятипроцентной скидкой был явно предварительно подвергнут пятидесятипроцентной наценке. Обычное дело, увы. Я с укоризной посмотрела в глаза продавщице, надеясь на появление в них отражения хотя бы половины процента стыда, не дождалась и вышла из магазина. Уж в ценах-то на одежду и обувь я разбираюсь.

Дома я приготовила чай, разогрела в микроволновке большой круассан с шоколадной начинкой и заела огорчение.

Теперь внимание, сейчас буду говорить ясно, понятно и доходчиво, как стать счастливым и не быть несчастным. Об этом уже многие догадались, но говорят либо слишком длинно, а потому непонятно, либо слишком коротко, а потому неубедительно. Либо помалкивают, из вредности или из опасения чёрной зависти.

Несчастный человек всегда несчастен оттого, что у него чего-то нет. И особенно он несчастен, когда это что-то у него было, а потом не стало. Но правда в том, что у каждого человека всегда чего-нибудь нет. И если он фиксирует своё самоощущение на этом факте — всё, одним несчастным человеком на земле больше. И наоборот, если осознать, что у тебя есть то, отсутствие чего делает несчастным твоего ближнего — ты вполне можешь быть счастлив. Если захочешь, конечно. Потому что многим людям на самом деле нравится быть несчастными, так они причисляют себя к большой общности других несчастных и это их странным образом подбадривает. Ведь счастливый человек, не скрывающий своего счастья, зачастую в понимании такого несчастного большинства — сволочь, отщепенец и зазнайка. Примеры приведёте сами, если я начну, получится слишком длинно и тогда — смотри предыдущий абзац.

Так вот, я — счастливый человек. У меня есть: относительная молодость, относительная красота, относительное здоровье и относительно есть квартира. Молодость относительная — потому что двадцать восемь лет, красота относительная — потому что у меня нет официального звания «Мисс чего-бы-то-ни-было», здоровье относительное — потому что… хм… не скажу, квартира есть относительно — потому, что она значится в долевой собственности с моим вторым мужем, и он периодически меня достаёт, чтобы я дала ему денег на оплату коммунальных услуг за то жильё, которое он снимает, чтобы не жить в однушке со мной и не отравлять мне жизнь. Хотя какое тут «не отравлять», если он уже наградил меня фамилией Зуева, и покажите мне человека, который бы, набирая букву «з» на клавиатуре, ни разу не ошибся и не кликнул по соседней букве… Поскорей бы с ней расстаться, с этой фамилией.

Быть счастливым тем, что есть — вовсе не значит не стремиться к тому, чтобы получить то, чего пока у тебя нет. Вот и я стремлюсь. Я стремлюсь найти такого мужчину, который возьмёт меня замуж и не испугается тому, что он — попаданец. То есть попадёт на деньги. У меня, как вы, может быть, уже догадались, есть хобби. Я люблю покупать разный товар по акциям, со скидкой и бонусами. Что? Вы думали, я — простая шопоголичка? Ну и зря. Я совсем не радуюсь, покупая товар по обычным ценам. Поэтому у меня дома в большой шкатулке лежат сокровища — дисконтные карты, накопительные талоны и прочее. Вот сейчас этим «прочим» являются вырезки из картонных упаковок чая, за каждые десять штук которых потом фирмой-изготовителем будут разыгрываться призы по принципу лотереи. Нет, заявленный главный приз — поездку на Бали — я выиграть не надеюсь, но меня вполне устроят и другие плюшки, которые будут разыграны. Так что я теперь пью чай исключительно этой марки.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector